January 31st, 2007

Заффтра

Теперь "Остров" надо посмотреть. :)

Kак гром среди ясного неба возник Петр Мамонов, вышедший на сцену получать приз в номинации "Лучшая мужская роль". Даже те немногие, кто не видел фильм "Остров", смогли оценить выбор жюри. Победитель появился на публике в замызганной шерстяной кофте, потертых джинсах и в грязных спортивных ботинках, разве что его лицо не было вымазано сажей, как у его героя-старца. Весь облик актера резко контрастировал со светской атмосферой мероприятия и лощеными "вручантами" – приз поднесли режиссер Федор Бондарчук и актриса Виктория Толстоганова. Но это было только начало. Речь господина Мамонова началась, как и всякая другая, с благодарностей. Но благодарил он не академиков и родственников, как положено, а бога и народ, который его "воспитал и вскормил".

Знаменитый своим блистательным юродством шоумен сказал: "Все так восхищаются, устроили мне какое-то идолопоклонство, а мы ведь сделали очень простое кино, и только на общем фоне оно так выделяется". Это замечание вызвало в зале некоторое смятение. Федор Бондарчук, стоявший за спиной актера, изменился в лице. Продолжение речи Петра Мамонова потребовало от режиссера настоящего самообладания.

"Я не понимаю, почему люди смотрят фильм `Остров` и плачут в кинотеатрах, а то, что происходит вокруг нас, никого не волнует – такими словами начал свою мысль актер, а закончил ее неожиданно для всех: – А вы все играете, но эта ваша беспечная жизнь приведет к тому, что мы все будем учить китайский язык. Мой внук наверняка будет подсобным рабочим на нефтяной вышке, которой будет управлять китаец. А Путин что? Он хлюпенький, он разведчик. Что он может?" И закончил ударной фразой про аборты: "А мы каждый год убиваем четыре миллиона будущих суворовых и пушкиных. Девки, давайте рожайте!"
Зрителям, среди которых были в основном академики, чиновники и номинанты, ничего не оставалось, как на этот взрыв нонконформизма ответить аплодисментами. Скорее нервными, чем восторженными. Сложилось впечатление, что после выступления "старца" всем хотелось церемонию поскорее завершить.