HerShadow (her_shadow) wrote,
HerShadow
her_shadow

Беседа с национальным лидером

Почитал стенограмму выступления Путина в Думе.
Речь читать - это было бы слишком, на всех спичрайтеров читалки не напасешься, поэтому посмотрел на ответы нашим, а потом на ответы в целом.
Если кратко - завуалированное хамство и отсутствие собственно ответа на поставленные вопросы.



А.А.Пономарев (КПРФ): Уважаемые коллеги!

Какие вопросы к Владимиру Владимировичу?

Какие меры предпринимались Правительством Российской Федерации в 2008 году для сокращения внешнего государственного долга, возникшего за счет корпоративных иностранных кредитов, сумма которых к концу года достигла свыше 500 млрд долларов США?

Каким образом это отразилось на экономическом и финансовом состоянии России?

Собирается ли Правительство Российской Федерации участвовать в погашении корпоративного долга текущего 2009 года, составляющего ныне свыше 150 млрд долларов США, и каким образом?

В.В.Путин: Действительно, корпоративный долг большой - 500 млрд. Хочу Вам сказать, - и многие отдают себе в этом отчет, понимают, - что это не долг государства, это корпоративный долг. Возник он в связи с тем, что в нашей экономике, - и я говорил об этом в своем выступлении, - ощущается серьезный недостаток так называемых длинных денег. И компании наши, предприятия обращались не только к внутреннему рынку финансирования, но и к внешнему.

Откуда берутся «длинные» деньги в развитых экономиках? Они берутся не из золотовалютных резервов - на это никто никогда денег для кредитования не тратит. Так называемые длинные деньги и дешевые берутся от коллективных инвесторов, в развитых экономиках они действуют весьма эффективно.

Что это за коллективные инвесторы? Это инвестиционные фонды, пенсионные и страховые компании. Да и граждане этих стран держат на депозитах деньги не 2-3 года, как у нас, а 5-10 и дольше. Вот отсюда и берутся так называемые длинные деньги в нормально развитой экономике.

У нас эти институты тоже работают, но их капитализация, возможности крайне ограничены и несопоставимы с развитыми рыночными экономиками. Просто несопоставимы.

Поэтому наши компании, естественно, и обращались за этими кредитами. И в общем, и в целом здесь нет ничего плохого. Знаете, часто, особенно представители левых партий, поругивают экономический блок Правительства, да и Центральный банк. Но если и есть здесь основание их поругать, то, наверное, в данном случае за то, что они недостаточно ограничивали возможность получения таких кредитов.

Ведь эти кредиты возникали откуда? Из потребностей мирового рынка. Нужно было больше металла, металлургической продукции на мировых рынках, и западные компании с удовольствием давали кредиты нашим металлургическим компаниям. Потом, когда рынок «схлопнулся» и они уже набрали обороты, и людей набрали, и производство развили, получился достаточно существенный, болезненный удар. Не было бы такого расширения - не было и такого удара, но не было бы и развития.

Сегодня корпоративный долг сократился на треть. За последние месяцы наши компании в значительной степени расплатились или структурировали, реструктурировали свои долги на 174 млрд долларов. Сделали это самостоятельно, без нашей поддержки.

И вообще государство не несет никаких обязательств по корпоративным долгам. Но что мы делали и почему, помогая некоторым нашим компаниям выйти из создавшейся сложной ситуации? Я с удовольствием это объясню. Мы выдали 50 млрд Внешэкономбанку на реструктуризацию некоторых долгов отдельных наших компаний, которые заложили в иностранные банки свои активы для получения этих кредитов. И в результате экономического кризиса эти активы, заложенные в банки, существенным образом обесценились. Налоговой массы для поддержания прежних кредитов стало не хватать, и в соответствии с кредитными договорами западные банковские учреждения потребовали либо доложить эту залоговую массу, либо вернуть кредит, что было для наших компаний невозможно.

Мы через Внешэкономбанк обеспечили перезакладку активов стратегических наших предприятий из западных банков в наш, во Внешэкономбанк, для того, чтобы мы с вами не утратили эти стратегические активы. Это не подарок нашим коммерческим структурам. Повторяю еще раз: мы просто забрали эти стратегические активы из западного залога и перевели их в ВЭБ (Внешэкономбанк).

Но если эти компании и их владельцы не смогут рассчитываться с государством, в данном случае с государственным банком, значит, взыскание будет обращено на эти активы.

Да, в этом году мы дали 50 млрд, но ничего не потребовалось - мы истратили на это только 10 млрд, 40 млрд не востребованы.
Итак, на 2 вопроса о сокращении внешнего долга и о том, собирается ли за "национальных чемпионов" это делать правительство - "ответ" в институтские времена называемый "лечить".
М.С.Рохмистров(ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович, зачастую хорошие решения, которые принимаются Правительством, либо не выполняются годами, либо выполняются так, что лучше бы вообще не выполнялись.

Основным регулятором экономических и финансово-кредитных отношений у нас в Правительстве являются Минфин, Центральный банк и Минэкономразвития, которые, как практика показывает, контролируют сами себя. И в сегодняшней ситуации достаточно остро стоит вопрос о создании независимого контролирующего органа, который мог бы контролировать деятельность и исполнение решений этими основными регуляторами. Например, в других странах - это парламентские комиссии либо контроль парламента, сената. У нас даже при рассмотрении бюджета сегодня ни Минфином, ни Минэкономразвития с оппозиционными партиями и депутатами этот вопрос вообще не обсуждался.

В связи с этим вопрос: каким образом Правительство контролировало расходование бюджетных средств, направленных на спасение нашей экономики и кто персонально понесет ответственность за нецелевое использование этих средств?

В.В.Путин: Нецелевого использования пока не выявлено, хотя существующие системы контроля функционируют. Что касается парламентского контроля, то он осуществляется через Счетную палату, это само собой разумеется. Все криминальные нарушения должны рассматриваться через систему финмониторинга и Прокуратуру. Создана межведомственная рабочая группа при Прокуратуре Российской Федерации, туда входят представители ФСБ, финмониторинга, Центрального банка.

И на правительственном уровне мы постоянно это контролируем. Вот сейчас будем в ближайшее время заслушивать банки, получившие государственную поддержку, как раз с момента получения этой поддержки и до сегодняшнего дня. Они нам представят информацию о том, сколько и на каких условиях было выдано кредитов.

Что касается парламентского контроля. Буду вам признателен, если этот контроль будет совершенствоваться. В сегодняшних условиях это пойдет только на пользу, на пользу обществу, на пользу эффективности использования наших средств в любой форме.

Контакты с оппозиционными партиями, конечно, должны поддерживаться на постоянной основе. Если этого не происходит, соответствующие импульсы ведомствам и министерствам будут даны.
Мы здесь услышали, кто именно? Конечно нет. Это называется сейчас "взять ответственность".
С.В.Собко (КПРФ): Спасибо, Борис Вячеславович.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Под патронатом Президента и Председателя Правительства была создана «Объединенная авиастроительная корпорация», которая обещала выпустить 850 современных магистральных и региональных самолетов, и в том числе 430 - до 2012 года.

Производственные планы «ОАК» ежегодно срываются, хотя бюджетные обязательства государство выполняет в полном объеме. Ил-96 предлагается исключить из плана, и за этим, видимо, последует закрытие Воронежского завода. Ан-148 не запущен в серию. Поставка Суперджет-100 сдвигается более чем на 2 года. МС не прошел даже стадию эскизного проекта. Россия начинает отставать даже от Бразилии, Канады и Китая.

Какие меры Правительство и Вы лично предполагаете принять для выхода из создавшейся ситуации и предотвращения закрытия авиационных заводов? И собираетесь ли Вы принять организационные меры в отношении тех руководителей государственных авиастроительных корпораций, действия которых привели к подобному положению дел?

В.В.Путин: Сергей Васильевич, думаю, Вы не будете со мной спорить, что создание «Объединенной авиастроительной корпорации» было правильным решением, наверное, единственно правильным, потому что все, что мы видим в этой сфере в мире, связано с объединением. Это касается EADS в Европе, это касается крупных американских компаний.

Сейчас на мировом авиастроительном рынке гражданской авиационной техники, наверное, три игрока максимум. То, что мы в гражданском авиастроении находимся чуть сзади наших основных конкурентов - это общая вещь, давно известная.

В Советском Союзе должного внимания развитию гражданской авиации не уделялось, что мы с вами хорошо знаем. Да, к сожалению, так, потому что наши гражданские самолеты - это то, что было переделано, первоначально это были военные самолеты, потом их спокойно переделали. Они являются у нас, к сожалению, сегодня неконкурентоспособными.

Знаете что, я сам требую от наших перевозчиков: берите наши. Они говорят: сам бери. Потому что они неконкурентоспособны на линиях. Вот в чем все дело. А если бы не создали авиастроительную корпорацию, еще было бы 50. Почему? А потому что на каждом месте, как только перешли в рынок, все схватились за свои маленькие или большие или средние предприятия и никто не хотел думать о будущем авиапромышленности России. Все сидели - «хватать и не пущать» - как милиционеры, на своих местах.

Потребовалось несколько лет, чтобы перейти к современным системам управления. Несколько лет. Все говорили: да, надо. И с мертвой точки никого было не сдвинуть несколько лет. Понимаете?

Есть определенные процедуры. Мы вынуждены были их проходить - эти процедуры связаны с акционированием. Сейчас, слава богу, это завершено. Всё, что требуется от государства, исполняется. Мы и в этом году оставили целиком, как и запрашивало Министерство промышленности, 19 миллиардов рублей на авиационную отрасль.

Что касается Ан-148. Насколько я себе представляю, никто не снимает этих планов. То же самое касается Ил-96 и МС-21. Всё это остается. И Воронежский завод тоже никто не собирается закрывать. Я таких планов не знаю. Всё это будет делаться. Будем поддерживать авиацию.

Более того, я глубоко убежден в том, что в этом - будущее инновационного развития России. Без всяких сомнений. Знаете, я вам даже скажу больше. Даже если неэффективно будет на каком-то этапе, все равно будем поддерживать. Хотя, наверное, публично мне не стоило это говорить, потому что, как только скажешь, начинают просто: дай, дай, дай. И все планы по реструктуризации и по снижению издержек забываются.

Мы будем, конечно, добиваться реализации этих планов. Будем настойчиво работать над развитием гражданского самолетостроения. Обязательно.
Опять "лечение" и уход от вопроса по руководителям.
С.В.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы сказали, что 50 тыс. будет получать взводный, это, конечно, очень хорошо. Однако много это или мало - мы сможем узнать только, зная сопоставимые цены. Вы прекрасно знаете, что цена на нефтепродукты упала очень сильно, более чем в 3 раза.

Между тем, на заправках мы не увидели подобного снижения цены на бензин. И когда вы говорите об эффективности нашего производства, даже если наши рабочие будут работать суперэффективно, даже если мы закупим самое современное оборудование, все равно у нас северная страна, у нас огромные территории. И в связи с этим вопрос: может быть, Правительство все-таки подумает над введением соответствующих регуляторов внутренних цен на топливо, потому что те страны, где нет этого, они, конечно, зависят. Но у нас есть и нефть, и газ, и почему наша страна и наши граждане зависят от конъюнктуры на мировом рынке?

Спасибо.

В.В.Путин: Во-первых, когда я говорил о взводном, то хочу сказать, - я повторяю это, - что те, кто добились в соответствующих родах и видах Вооруженных сил (это РВСН, войска постоянной готовности, флот, авиация) хороших показателей в учебе, боевой подготовке, уже сейчас 34 тыс. человек, получают от 34 тысяч плюс свое денежное довольствие. Так что это - если взводный... сколько у нас, тысяч 12 плюс 3-4 тысячи, посчитайте уже сегодня, и не нужно ничего гадать. Вопрос в том, чтобы распространить это правило до 2012 года на все Вооруженные силы. А то, что мы это начали, это уже сейчас происходит.

Теперь что касается нефти и нефтепродуктов. Когда цены на мировом рынке быстро повышались на нефть, они у нас тоже росли, но не такими темпами, как в мире. Это связано с таможенным регулированием и правилами, которые у нас приняты. То же самое происходит, когда цены резко упали, а у нас они медленно снижаются, они снижаются, но слишком медленно.

Согласен с Вами в том, что мы должны повнимательнее посмотреть на регулирование того, что у нас происходит в области нефти и нефтепродуктов. Но таким образом должны сделать это, чтобы не «подсадить» рентабельность производства в нефтяных и газовых компаниях. В целом, конечно, это справедливо, давайте вместе подумаем, как наладить эту работу, как сделать ее более чувствительной к событиям, происходящим на мировых рынках. Но закрыть нашу экономику совсем от внешнего рынка невозможно.

Но мы с вами говорили о том, что нужно переходить на европейское ценообразование, скажем, на газ внутри страны. Это нужно для самой экономики, для того чтобы начали рачительно и внимательно относиться к проблемам энергосбережения. Дешевые ресурсы, вы знаете, если газ будет дешевле в среднем, чем другие первичные источники, то хоть милиционера поставь к предприятию, все равно будут тащить газ, и мы всю страну тогда «посадим» на одну газовую трубу, что и с экономической, и с точки зрения безопасности нецелесообразно.

Но при этом для внутренних потребителей наш газ будет всегда дешевле, потому что нет экспортной пошлины и нет издержек на транспорт. Так же должно быть и по нефти.
Вопрос - "почему внутренние цены зависят от внешней конъюнктуры". Без ответа. Даже предложение "вместе подуматоь, как сделать их более чувствительными к событиям, происходящим на мировых рынках".
О.Н.Смолин (КПРФ): Уважаемый Владимир Владимирович!

В принятом бюджете на 2009 год впервые за постсоветскую историю не предусмотрены средства на повышение зарплаты в регионах работникам бюджетной сферы вообще и педагогам в особенности. В результате разница в финансировании образования в расчете на одного ученика резко выросла и выглядит округленно следующим образом по сельской школе: Саха (Якутия) - 62 тыс., Московская область - 53 тыс., а вот Омская область - 11 тыс., Амурская область - вообще 9 тыс. рублей. Разница более чем в 7 раз.

Однако право ребенка на образование не может зависеть от региона, где он родился, и от того, насколько ему повезло или не повезло с губернатором или Президентом.

Вопрос: намерено ли Правительство оказать финансовую помощь регионам в целях повышения зарплаты интеллигенции и защиты прав детей на образование, и в каком объеме?
Спасибо.


В.В.Путин: Олег Николаевич, знаете, вот на что ни посмотришь, все чего-то мы недодали, расходы увечили на 70%, а чего-то недодали везде. Это, конечно, странно, но, тем не менее, наверное, можно на любую проблему посмотреть и с этой стороны, хотя безусловно - разброс по уровням доходов в бюджетной сфере является существенным.

Что касается федеральных бюджетников, вы хорошо знаете: мы в конце прошлого года увеличили фонд оплаты труда сразу на 30 процентов. В регионах Российской Федерации такие же действия, во многих регионах, были проведены до принятия решения на федеральном уровне.

И я с вами соглашусь в том, что здесь нужна большая координация между федеральным центром и регионами. И отставать нельзя, но и вперед забегать вредно, потому что с социальной точки зрения тоже людям очень трудно объяснить: федеральным бюджетникам повысили, а региональным, почему нет? Пойди, объясняй, что уже это сделано. Все равно уже ждут люди повышения, и, в общем, правильно.

Поэтому наши действия должны быть, безусловно, скоординированными с регионами. Это первое.

Второе. Что касается региональных бюджетников, то давайте не будем забывать, что мы все-таки ответственность, которая лежит на регионах, не должны на себя полностью забирать, иначе там работать не будут.

По поводу того, что там денег не хватает. Денег всегда не хватает. Вопрос в выборе приоритетов. Что важнее - построить какой-нибудь сарай и «спилить» там 20-30% на строительстве либо деньги отдать учителям и врачам.

Что касается нашей поддержки. Я уже сказал, 1 трлн 200 млрд мы выделяем регионам Российской Федерации, имея в виду, что у них будут выпадающие доходы в связи с кризисом.

Более того, еще 300 млрд мы выделяем дополнительно (сначала планировали меньше). Из них 150 млн - на прямые дотации и еще 150 млрд - в виде кредитов бюджетных. Причем, если раньше мы выдавали подобные бюджетные кредиты сроком на один год, теперь будем выделять на 3 года. В целом такие объемы с регионами согласованы, мы считаем достаточными эти объемы. А как определять приоритеты, это уже должны решать на местах, и с них надо спрашивать там.
Зависит, товарищ Смолин, и будет зависеть от прихоти губернатора, президента и того, где пришлось родиться.
Е.В.Афанасьева (ЛДПР): Уважаемый Владимир Владимирович!

На ряде предприятий страны в связи с экономическим кризисом и в целях оптимизации проводится сокращение рабочих кадров. Руководители признают, что не могут обеспечить рабочими местами часть сотрудников, так как не имеют на это финансовых возможностей. Люди теряют работу либо они подпадают под скрытую безработицу.

В то же время, насколько мы понимаем, количество чиновников не сокращается. И не так давно Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев заявил о том, что необходимо сократить государственный аппарат страны на 30% и предложил начать это делать со своей Администрации.

Фракция ЛДПР в Государственной думе тоже предложила сократить количество комитетов и комиссий парламента, число которых, по нашему мнению, необоснованно было завышено в момент формирования Государственной думы 5-го созыва. На сегодняшний день парламентское большинство пока не хочет этого делать.

Скажите, пожалуйста, как в Правительстве решаются вопросы сокращения кадров и дальнейшего трудоустройства, либо переобучения освобожденных людей. И есть ли прогнозы: сколько людей, которые будут уволены из Правительства, станут и будут получать пособие по безработице и участвовать в общественных работах?

В.В.Путин: Уважаемая Елена Владимировна!

В Правительстве работают высококвалифицированные специалисты. Если кто-то из них и высвобождается, достаточно быстро находит работу. Я думаю, что вряд ли они встанут на биржу труда. И не потому, что никто не хочет этого делать, а потому что специалисты такого уровня и класса даже в условиях кризиса востребованы в экономике. Это первое.

Второе. Увеличение расходов бюджета у нас примерно 8 процентов, но примерно на 8% и будут сокращены расходы на госаппарат. Это касается и Администрации Президента, это касается Правительства, министерств и ведомств. Я не помню, сколько сокращение в целом, в Аппарате Правительстве - где-то 128 единиц. И экономия по всей бюджетной системе будет свыше 35 млрд рублей.

А что касается того, сколько нужно сократить в Государственной думе, вам виднее: нужно ли сокращать количество комитетов. Вы знаете, не нужны только кампании. Ясно, что оптимизировать нужно. Но если есть какие-то сферы, которые нуждаются в особом внимании со стороны парламента страны, то только для того, чтобы сэкономить пять копеек и упустить какую-то сферу регулирования в стране, то лучше этого не делать.
Ну что, услышали ответ о планируемых сокращения в правительстве?

И о планах. Как можно понимать из нижеприведенной цитаты, дабы страна не развалилась, "ответственность" они собираются удерживать до предела биологической возможности вооще что-то удерживать. Ложку, к примеру.
Заключительное слово В.В.Путина

Можно, конечно, всех разогнать - можно и Правительство разогнать, и Думу разогнать. Но вот сказано же было: царь снял с себя ответственность, советское руководство сняло с себя ответственность - страна дважды развалилась. Правильно? Не вы, не мы, исполнительная власть, не имеем права снимать с себя ответственность в трудные времена. Каждый должен пройти свою часть пути.
Tags: КПРФ, Политика, Путин, ненавижу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment